Было | Стало
Текст и фотографии: Анна Шмитько
Четыре года назад полузащитник GirlPower Анна Шмитько написала текст «В ужасной форме» о презрительном отношении мужчин к женскому футболу — начиная от таксистов, заканчивая консультантами в спортивных магазинах.

С тех пор изменилось очень многое. Вместе с adidas мы выпустили женскую форму, женский футбол стали (хоть и редко) показывать по телевизору, клубы РФПЛ запускают женские команды, а любительских женских команд становится все больше. В спортивных магазинах перестали удивляться девушкам, покупающим бутсы, а футбольная экипировка стала частью повседневного стиля. За четыре года отношение к женскому футболу в России сильно изменилось, и в этом немало и нашей заслуги.

Сегодня во всем мире презентуются новые бутсы из коллекции Deadlystrike от adidas. Анна Шмитько сфотографировала игроков GirlPower, одетых в новые бутсы и форму сборной России, а мы сопроводили фотографии ее текстом четырехлетней давности, чтобы вспомнить, как было, и увидеть, как стало.
Два месяца назад я стояла лицом к лицу с симпатичным мужчиной с острым ежиком на голове, и единственное, что нас связывало, — это глобальное чувство непонимания. Мужчина был продавцом в специализированном спортивном магазине. «Все для футбола и футболистов», — сообщала вывеска. И именно здесь лежала ключевая причина нашего непонимания: для футболистов, а не футболисток. Я просила у продавца женскую футбольную форму. Женской футбольной формы в магазине для футболистов не нашлось. Ее в принципе не нашлось в Москве.
Left
Right
Вообще, я долго планировала этот поход. Я видела себя выходящей на поле, забивающей голы под возгласы "ах, как это у нее получается, ведь она никогда до этого не занималась футболом!". Поэтому мне хотелось, чтобы майка вот здесь немного в обтяжку, чтобы шорты немного прикрывали коленки сверху, там, где воланчики с зимы, чтобы гетры в тон, а бутсы сзади с таким язычком, как на кедах. С бутсами было проще всего, потому что мой сороковой размер ноги - это как у мальчика-подростка. Только у мальчика-подростка нога шире, но можно же затянуть шнурки.
Left
Right
Майки и шорты тоже были. Разноцветные, всех марок и фасонов, с одним ограничением — они были мужские. Так что ни о каких «здесь поуже, там подлиннее» речи идти не могло. В любом из комплектов я ощущала себя пубертатником в батиных портах: шорты стремились сползти к коленкам при первом движении, майки без выточек и с титаническими плечами придавали мне вид грозный и убогий одновременно.
Всю дорогу я пыталась выбить из себя тёлочку, взять самый простой комплект и идти уже играть в футбол. Но вместо этого поехала в большой спортивный магазин, купила себе майку для тенниса (тут в обтяжечку), шорты для бега трусцой (правильной длины), самые длинные гетры и детские щитки. Потому что взрослые щитки были цвета пацанский металлик, а детские просто белые с синим, ок. В таком виде и вышла играть.
Left
Right
Мы все были в таком виде: в майках младших братьев и щитках старших сыновей, в разномастных шортах и детских бутсах. И стало понятно, почему так легко иронизировать над женским футболом, ведь мы правда смотрелись довольно нелепо. Потому что другого варианта не было. Потому что так придумано, что футбол — мужская игра.
Left
Right
А потом я забила первый гол. А потом прокатилась по траве коленками. А потом как-то лихо обвела на поле противницу. А потом мне вообще стало все равно, какие у меня шорты, что и где у меня в обтяжку, и где заканчиваются гетры, если это не вопрос безопасности все тех же коленок.

С тех пор 6 дней каждой недели я тёлочка. Кроме четверга. Когда я играю в футбол.

Текст Анны Шмитько был опубликован в июне 2014 года на сайте Сноб.ру
Читать еще: